Бесовы следки


Традиция наскального искусства в Карелии охватывает тысячи лет – от конца пятого до начала третьего тысячелетия до н.э., иначе говоря, возрасту гравировок не менее шести тысяч лет. Получается, что они создавались до постройки знаменитых египетских пирамид и древнейших цивилизаций Шумера и Аккада.
Вначале, более 160 лет тому назад, стали известны онежские петроглифы. Открытие их не было результатом намеренного поиска. Геолог К. Гревингк и независимо от него учитель П. Швед узнали о загадочных рисунках от местных жителей деревни Бесов Нос, объяснявших их появление деятельностью нечистой силы. Отсюда и название самой деревни, и попытки монахов соседнего Муромского монастыря нейтрализовать "дьявольские картины", выбив на "бесе" и лебеде христианские кресты.

Онежские гравировки отличают фантастичность и необычность образов, связанных вероятно, с мифами и преданиями. Беломорским памятникам свойственны реалистическое начало, ярко выраженная хозяйственная направленность.

Беломорские петроглифы обнаружены в низовьях реки Выг, на островах Шойрукша, Ерпин Пудас, Большой Малинин и других маленьких безымянных островах. Рисунки выбиты на прочных кристаллических сланцах серого цвета. В древности они находились у самой воды. Большинство выбивок небольшие (20-50 см.), но есть и гиганты 3-3,5 м длиной; присутствуют и очень маленькие – менее 5 см. Всего здесь обнаружено 39 групп, включающих более 2000 отдельных фигур, отчётливо видны изображения людей и животных, сцены охоты, сражений и ритуальных шествий. Здесь находится самое древнее в Европе изображение человека на лыжах.

Летом 1926 года в небольшую деревушку Выгостров забрел ленинградский студент-этнограф, ныне известный ученый и писатель Александр Линевский. Местный житель Г. П. Матросов отвез любознательного юношу на остров Шойрукшин, расположенный почти напротив деревни, посреди широкого и порожистого в этом месте Выга, и показал ему "Чертовы следки" - прибрежную скалу, покрытую высеченными на ней разнообразными фигурами.

Разномасштабность и разная ориентировка фигур, бессистемность расположения многих из них, почти предельная насыщенность скальной поверхности, определенные различия в тематике, стиле и технике исполнения - свидетельство долговременного заполнения наскального полотна, что подтвердили и материалы раскопок. Наблюдаются различия в технике нанесения рисунков. Одни фигуры выбиты глубоко (на 0,3-0,4 см) и грубо, края их неровные, с многочисленными зазубринами. Другие высечены сильными, но более редкими ударами, так что на выбитом пятне осталась рябь бугорков нетронутой поверхности. У части рисунков, тоже глубоких, тщательно выбита и как бы заглажена вся площадь силуэта. Несколько изображений высечено очень мелко, потому они плохо видны.

Видимо, вначале использовались центральная и южная части скалы; первыми выбиты превосходная пара лебедей, морские звери, плывущие несколькими стаями и все - головами от воды, в сторону суши (за одним исключением одного). 

Все полотно как будто имеет и объединяющий стержень - цепочку из восьми следов босой ступни, которая тянется по нижнему краю скалы. Следы заканчиваются выразительной фигурой "беса" (черта), стоящей поодаль от основного скопления фигур. Бес высотой около метра, изображен в профиль. В профиле лицевой части очерчены подбородок, рот, нос и лоб, а на затылке какой-то остроугольный отросток, видимо, деталь головного убора. Бросаются в глаза горбатая спина, огромные ступня, слегка согнутая в локте рука с пятью растопыренными пальцами и мужское достоинство. За спиной и под ногами человека - лодки, птицы, звери. 

Появление "беса" и его следов - кульминационный момент в заполнении скалы, когда все полотно было осмыслено как единое целое, "подчиненное" центральному образу. Не случайно следы вытянуты в длинную цепочку с явным желанием захватить всю скалу с рисунками, подчинив их какому-то общему замыслу. Следы расставлены с определенным смыслом, в явной зависимости от выбитых ранее фигур. Последний, восьмой по счету, след совершенно неожиданно появляется чуть выше, на голове верхнего лебедя. Однако бес скорее всего входит в поздний пласт рисунков, как и все скопление на северном краю скалы. Он выбит на отшибе, на малоудобном бугре. Лучшего места для него уже не нашлось. Бес и направленные к нему следы созданы, как нам кажется, по единому замыслу и выражают кульминационный пункт в развитии наскального полотна. Теперь оно осмысляется как единое целое, связанное с центральным образом беса. Не случайно же следы вытянуты горизонтально вдоль края скалы и расставлены в явной зависимости от ранее выбитых фигур. Последний след, восьмой по счету, "придавил" голову верхнего из выразительной пары лебедей, появившихся значительно раньше. Данный лебедь - не обычная промысловая птица. Он наделен какими-то сверхъестественными свойствами, особой силой. "Поражен" и второй, нижний, лебедь - его насквозь пронзила стрела с очень широким оперением. Ниспровержение лебедей, занимающих центральную часть полотна и, надо думать, особо почитавшихся, можно рассматривать как победу родившегося позднее антропоморфного божества - беса и как итог основательного переосмысления всего полотна.


По материалам
http://www.vottovaara.ru/
http://vladsc.narod.ru/

Читайте также по теме
Грифон Грифон - фантастическое, мифическое существо, полуорел-полулев, с длинным змеиным хвостом. Он символизирует господство над двумя сферами бытия: землей (лев) и воздухом (орел). Образ грифона объединял символику орла (быстрота) и льва (сила, отвага). Сочетание двух главнейших солнечных животных ука...